Мир эзотерического масонства

О масонах — Масонские клятвы молчания

Бецалель Ариэли

Ложа «Гром Камень № 1» г. Москва

Проходящие посвящение в масонство приносят клятвы двух видов. Во-первых, они обязуются помогать своим братьям в час необходимости, любить и уважать их. Во-вторых, масоны клянутся скрывать от профанов (всех, кто не прошел посвящение) тайны своего ордена.

У многих может возникнуть вопрос: каков смысл этих клятв, и зачем они нужны? Особенно этот вопрос обостряется после того, как кандидат слышит о суровых наказаниях, ожидающих того, кто эти клятвы нарушит.

Клятвы, связанные с братскими отношениями и взаимопомощью, несложно понять – в конце концов, именно на этих братских узах и держится весь масонский орден. Бывают ситуации, когда естественных добрых отношений может не хватить для того, чтобы помочь ближнему – тем более, что далеко не все склонны испытывать друг к другу симпатию. И тогда именно принесенные торжественные обещания могут подвигнуть в решающий момент протянуть руку брату или хотя бы избежать возможного конфликта.

В гораздо большее недоумение способны ввергнуть посвящаемого клятвы, требующие хранить молчание и не разглашать масонские тайны. Действительно ли среди тех кратких фрагментов знаний, передаваемых в процессе ритуала, есть нечто такое, раскрытие чего может нанести вред? Зачем нужно столь настойчиво требовать, чтобы эти символы, пароли, ритуальные испытания и т. д. не становились достоянием широкой публики? Именно этим вопросом мы и займемся в данной статье.

 

Исторический контекст

            Прежде, чем отвечать на наш главный вопрос о необходимости клятв, стоит разобраться, что именно вновь посвященный масон обязуется скрывать от профанов. Границы между тем, о чем дозволено (а может быть, даже следует) говорить всем людям, и тем, что уместно передавать только своим истинным и законным братьям-каменщикам, в разное время и у разных авторов толковались неоднозначно. В целом можно сказать, что клятва скрывать относится главным образом к знакам степеней, паролям и особым рукопожатиям, а во вторую очередь – к конкретному содержанию ритуала посвящения, к тому, как он проходит и что в нем совершается. Что касается различных масонских символов вообще (к примеру, значения циркуля с наугольником и т. д.), по-видимому, далеко не все авторитеты масонства считали их попадающими под запрет разглашения. И уж тем более нет смысла скрывать основные духовно-нравственные идеи ордена, если они имеют общечеловеческую ценность и могут быть выражены понятными для профана словами – например, важность милосердия, веры в Верховного Архитектора и т. д.

Почему же пароли и рукопожатия, не несущие, казалось бы, какой-либо важной информации, оказываются столь бережно хранимым секретом? Первый ответ на это поможет дать взгляд в исторический контекст формирования и развития масонства.

Сегодня в ХХI веке право людей свободно объединяться в союзы, встречаться и обсуждать любые темы, учить друг друга и заниматься совместными проектами практически никем не отрицается. И потому некоторым бывает трудно представить, что так было не всегда. Триста лет назад (в 1717 году), когда масонство впервые громко заявило о себе, создав Великую Ложу Англии, подобный поворот пришелся по душе далеко не всем. Католическая церковь, которая на протяжении многих веков нетерпимо относилась к проявлениям свободы мысли, быстро начала преследование масонов. Некоторые представители светских властей также стали усматривать в этом братстве потенциальную угрозу стабильности и объявили масонов вне закона.

В частности, во Франции первые ложи возникли в 1725 году, а уже в 1732 полицейское управление парижского округа Шатле запретило деятельность всех масонских организаций. 28 апреля 1738 года римский папа Климент XII издал буллу, в которой отлучал масонов от церкви и объявлял им в наказание смертную казнь. Этот же закон обновил другой папа Бенедикт XIV в 1751 году в булле «Providas Romanorum Pontificum».

В 1740 году, следуя папской булле, испанский король Филипп V объявил преследование масонов в своем королевстве. Король Фернандо VI подтвердил этот указ в 1751 году, приравняв масонство к государственной измене (эти данные взяты из книги «История масонской символики» А. Черчварда, где можно найти дополнительную информацию по теме). Несмотря на просвещенный век и тенденции гуманизма, католическая инквизиция не переставала отправлять людей на казнь по обвинениям в ереси или колдовстве. Последним казненным (насколько известно, неимеющим отношения к масонству) был школьный учитель К. Риполл, которого повесили 26 июля 1826 года. Таким образом, масонам было от кого защищаться и от кого прятать свои тайны.

Для истории Мемфис-Мицраима в частности самым ярким примером может послужить граф Алессандро Калиостро, который, стремясь утвердить ложу египетского масонства в Риме, был в 1789 году схвачен инквизицией. После длительного судебного процесса смертная казнь была заменена для него на пожизненное заключение, в котором он умер, спустя всего несколько лет.

Естественно, в условиях охоты на масонов со стороны инквизиции или структур власти нужны были знаки, которые позволили бы братьям незаметно опознавать друг друга, не раскрывая потенциальным врагам свою причастность к Ремеслу. Сообщение пароля или секретного рукопожатия постороннему легко могло привести к проникновению в ложу супостата и ставило под угрозу само физическое выживание масонства. Нет ничего удивительного в той строгости, что звучит в клятве, требующей хранить секрет. Ведь нарушивший ее мог стать виновником смерти десятков или сотен людей, которых обещал любить как братьев!

Хотя с середины XIX века политический и религиозный климат в большинстве цивилизованных стран стал мягче, и серьезные угрозы миновали, все равно масонам еще не раз помогала их секретность. К примеру, в нацистской Германии оставаться открытым масоном было совершенно немыслимо, поскольку любые тайные или эзотерические общества было строжайшим образом запрещены. Также и в Советском Союзе власти едва ли проявили бы снисходительность, попадись им в руки группа вольных каменщиков. В некоторых странах на Земле и сегодня сохраняются репрессивные режимы, и кто знает, что готовит нам завтрашний день?

Из всего сказанного несложно понять, к примеру, почему уже в первом градусе в системе Мемфис-Мицраима посвящаемому передаются два рукопожатия и два пароля. Обычный масонский пароль и прилагаемое к нему рукопожатие используются во всех масонских уставах. С тех пор, как они были введены, нашлось уже немало людей, которые, либо сами пройдя посвящение, нарушили клятвы и раскрыли эти сведения, либо, будучи профанами, проведали секрет и поспешили опубликовать его. Хотя широкая публика, не интересующаяся данной темой, по большей части и по сей день остается в неведении относительно этих паролей и знаков, все же исследователю, который готов потрудиться в поиске информации, не составит больших усилий найти все необходимое в книгах.

Можно сказать, что этот пароль и пожатие уже давно перестали быть секретами в строгом смысле слова. Поэтому в Мемфис-Мицраиме ученику дается еще одно особое «розенкрейцерское» пожатие, которое еще более незаметно для постороннего наблюдателя и еще менее известно даже масонам других уставов. Во времена преследований такой секрет мог спасти жизни там, где обычное масонское пожатие быстро разоблачалось.

 

Братская помощь

            Рассмотренное выше составляет первую и исторически самую важную причину хранения в тайне знаков, паролей и рукопожатий. Впрочем, существует и другая причина, близкая к этой. Масонам важно иметь опознавательные знаки, чтобы вовремя узнать, когда брат нуждается в помощи. Если они будут разглашены, ими сможет воспользоваться любой профан. Он привлечет нашу помощь к себе, сам при этом совершенно не собираясь отплачивать нам той же монетой. В итоге, если такие знаки совсем перестанут быть секретными, масонам придется начать совершенно игнорировать их, поскольку по ним уже невозможно будет распознать другого вольного каменщика (а поскольку такое распознавание необходимо, в этом случае появятся новые знаки, которые снова будут секретными).

Эту мысль прямым текстом выражает известный масонский автор Альберт Пайк в книге «Мораль и догма» (глава 4 – «Тайный мастер»). Он пишет следующее:

«Умение хранить тайну необходимо масону любой степени. Это главный и фактически единственный урок степени Ученика. Торжественное обещание, которое дал в свое время каждый из масонов на земле и которое требует от нас оказания помощи тем, кого мы не знаем и никогда, возможно, не знали, как только они попросят о помощи, которую мы должны оказывать даже с риском для собственной жизни… это обязательство учит нас, каким дерзким проступком стала бы передача наших секретов тем, кто, не будучи связан с нами общим обязательством, мог бы, обладая ими, призывать нас в случае личной необходимости; и если в этом случае ситуация будет требовать немедленного решения, и у нас не будет времени для тщательной проверки, то окажется, что в силу нашего же торжественного обязательства братская помощь будет оказана самозванцу».

В частности, сказанное особенно можно отнести к знаку призыва на помощь, который передается при посвящении в третий градус. Даже современная история знает случаи, когда масон, оказавшийся один в незнакомом месте и не зная, что делать, именно с помощью этого знака внезапно находил своих братьев там, где менее всего ожидал их увидеть.

До сих пор речь шла о значении масонских знаков, паролей и рукопожатий. В современном мире их нередко заменяют распечатанные дипломы или масонские пластиковые паспорта с магнитной лентой и встроенной системой защиты. Очевидно, значение традиционных знаков сегодня уже не столь велико, как было прежде, однако они все еще остаются в употреблении. Перейдем теперь к рассмотрению ритуалов посвящения и связанной с ними таинственности.

 

Ритуалы посвящения

            Каждый ритуал посвящения призван не только сообщить кандидату новые символы и легенды, но и – по крайней мере, в идеале – стать особым личным переживанием, затрагивающим глубокие пласты его сознания. Испытания, которые посвящаемый проходит, когда его впервые принимают в орден, должны бросить вызов его воле и отваге. Даже если он понимает, что не получит никакого серьезного вреда, эти процедуры заостряют для него вопрос о том, для чего он сделал в своей жизни этот шаг, и на что готов пойти ради высшей цели. Они также очищают его тонкое тело – астральный двойник, о котором говорится в ритуале.

В самом ли деле происходит такое очищение, или это всего лишь поэтический образ? Масонское посвящение можно рассматривать как форму церемониальной магии, и в если ритуал проведен качественно, это способно возвысить дух посвящаемого и вызвать настоящую реакцию в его астральном теле. Достигнутое состояние в дальнейшем исчезнет, и человек вернется на тот уровень, где привык функционировать, однако отпечаток от полученного опыта сохранится. Он может стать ориентиром для последующей индивидуальной работы и, как посеянное зерно, медленно прорастать на протяжении всего масонского пути.

Одним из условий, позволяющих сделать этот опыт посвящения глубоким и полным, является его неожиданность. Именно когда кандидат не знает заранее, через что ему предстоит пройти, он пребывает в наибольшей готовности принять все чисто и непосредственно. Если бы вы заранее могли прочесть текст ритуала или, тем более, посмотреть со стороны, как он совершается, у вас бы сложилось некоторое впечатление. Вы истолковали бы все его элементы с позиции собственного мнения и знаний. В дальнейшем это заранее приобретенное впечатление и своя интерпретация стали бы для вас завесой, через которую свету посвящения было бы трудно пробиться к вашей душе.

Человек так устроен, что знание некоторого процесса или ситуации дает ему ощущение относительного контроля над ними. В этом случае он может позволить себе судить, оценивать, соглашаться или отвергать. Все это – помеха для того переживания, которое ритуал посвящения призван посеять в душе у масона. Отсюда мы приходим к еще одному пониманию того, почему ритуалы каждой степени должны храниться в тайне даже от самих наших братьев, если они еще не поднялись на соответствующую степень. Это помогает душе посвящаемого в решающий момент предстать открытой и обнаженной, лишенной защитного скепсиса, и в результате принять глубокий отпечаток всего, что будет с ней происходить.

В некоторых градусах ритуал включает вопросы к посвящаемому, на которые тот вправе дать любые ответы. Неправильных вариантов здесь нет – ответ может быть каким угодно, но он должен быть собственным и максимально искренним. Зачастую кандидат сам узнает свой ответ, только когда уже произносит его. А поскольку вопрос имеет глубокое философское значение для его жизни, в этот момент для него проясняется нечто важное, о чем он раньше не помышлял.

Когда мы слышим такие вопросы в повседневной жизни, то можем дать на них много разных ответов, и ни один из них не принять всерьез. Теперь же, в ритуальной обстановке, когда этот вопрос встает перед очередным шагом по пути посвящения, ответ на него вырывается из глубины сознания – оттуда, где у каждого обитает его истинное «я». Если бы кандидату сообщили заранее, каким будет вопрос, он мог бы поразмыслить и разработать вариант ответа, стараясь учесть все его аспекты. Но в этом случае на место истинного «я» заступило бы нечто внешнее и поверхностное – расчетливый интеллект, который мог бы сформулировать красивый, но лживый ответ. Именно неожиданность позволяет извлечь из глубин души то, что в ней на самом деле скрывается.

Иной раз приходится наблюдать, как те, кто проходят ритуал, включающий философские вопросы к посвящаемому, оказываются в растерянности и не знают, что ответить. Вряд ли такие вопросы встают перед ними впервые за всю их жизнь, и тем не менее эта растерянность свидетельствует о главном – любые мысли, которые посещали их на эту тему в прошлом, по сути так и не стали их личным ответом. Возможно, это вообще не были их собственные мысли, но лишь пассивно воспринятые от общества. И только теперь, оказавшись в ритуале лицом к лицу с этим вызовом, у них появляется шанс услышать, наконец, себя и понять, что же поставленный вопрос — значит лично для них.

 

Тайна в магии

            Если продолжить рассматривать масонские ритуалы с магической точки зрения, откроется еще один смысл молчания. Любому, кто хотя бы отдаленно знаком с этим искусством, известно, что хранение тайны является неотъемлемым условием успеха магической операции. Сфинкс, который для нас представляет синтетическое лицо Древнего Египта, рассматривался оккультистами (и в том числе посвященными Мемфис-Мицраима) как совокупность четырех существ из колесницы Ихезкеля (пророка Иезекииля) – льва, быка, орла и человека. Им в оккультной традиции соответствуют четыре добродетели или главных принципа, которым должен следовать посвященный: Сметь. Желать. Знать. Хранить молчание.

Без смелости человек не решится сделать шаг к новому и неизвестному. Если в нем не горит желание, он не сможет заставить себя работать, а без ясного знания его попытки будут совершаться наугад и не достигнут цели. Казалось бы, эти три принципа важны любому человеку во всяком деле. Но в нашем искусстве к ним добавляется еще один – молчание. Тот, кто раскрывает тайны магии, словно снимает защитный покров, ограждавший ее от взглядов посторонних. Астральный план, на котором работают магические силы, подобен океану с множеством течений, создаваемых мыслями и побуждениями людей и иных существ. Снять покров тайны со своей работы — значит впустить хаотичные токи из этого океана, которые легко разрушат желаемый результат.

Один из основоположников оккультизма Г. К. Агриппа в своей книге «Оккультная философия» (ч. 3, гл. 2) дает наставления по этому важному вопросу:

«Я сразу же вас предупреждаю, что как божественные силы не терпят гласности и невежества, а любят секретность, так и всякое магическое дело не терпит гласности, ищет, где спрятаться, усиливается молчанием, но разрушается обнародованием и тем самым не достигает полноты действия. Всякая магическая сила умаляется, когда вливается в пустые и неверующие умы. Поэтому магу надлежит, если он желает получить плод от этого искусства, держаться скрытно и никому не выдавать ни цели своей работы, ни места, ни времени, ни своего желания, ни воли – разве что учителю, напарнику или товарищу, который должен быть верным и искренним, хранить молчание и быть достойным по своей природе и образованию».

Подобным же образом и мы, если хотим, чтобы наши ритуалы не остались пустой формальностью, но несли в себе силу, помогающую нам возвысить свой дух к свету Великого Архитектора, должны открывать их содержание «разве что напарнику или товарищу», то есть посвященному вместе с нами брату-масону. В той же главе Агриппа перечисляет многие примеры сокрытия и хранения тайны, которыми великие учителя прошлого окружали свою мудрость, и которые практиковались в древних мистериях.

Таким образом, мы рассмотрели здесь несколько причин, стоящих за клятвами, которые кандидат принимает в ходе посвящения. Они касаются как первоначальной необходимости для масонского ордена скрывать свою деятельность от внешних преследователей, так и условий для взращивания духовной силы внутри самой ложи, в ее ритуалах и практиках. Эти сведения способны помочь вновь посвященным выработать верное отношение к тому, через что они прошли и еще пройдут впоследствии.