Мир эзотерического масонства

Масонство и древние мистерии

Х.Л. Хэйвуд

Перевод Александра Рыбалка

Теория о том, что современное масонство является прямым потомком древних мистерий, долгое время обладала своеобразной притягательной силой. Это очень сложная тема для исследования, поскольку чем больше человек узнает, тем меньше он склоняется к той или иной точке зрения.

Тема связи масонства и древних мистерий охватывает неисчислимые века и огромные территории, поэтому я решил ограничить объем данного исследования митраизмом – одной из величайших и наиболее интересных древних религий, которая к тому же имеет много параллелей с масонством.

Как Митра стал перворазрядным божеством

Как мы можем видеть из «Авесты» (священной книги зороастрийцев), Митра был молодым богом небесных огней, который появлялся перед восходом Солнца и исчезал, когда Солнце уже село. Он служил покровителем истины, животворящей силы, силы молодости, а также радости и веселья. Эти свойства Митры привлекали к нему много поклонников, пока он не стал «великим богом», почти равным богу Солнца.

В зороастризме Митра, который считался «молодым богом», в конце концов дорос до звания «правой руки Ахуры Мазда», который воплощал в себе свойства всех богов вообще.

Когда персы завоевали вавилонян, поклонявшихся звездам, Митра оказался в центре звездного культа.

Прошло время, Персидская империя разлетелась на куски – а Митра был в состоянии поддержать свою идентичность, и вышел из борьбы во главе собственной религии. Он был молодым богом, полным сил и энергии. Он учил своих последователей искусству победы, и такие вещи очень нравились его воинственным иранским соплеменникам. Они не переставали поклоняться ему в той или иной форме до тех пор, пока не были обращены в ислам столетия спустя.

После распада Персидской империи культ  Митры продолжал процветать во Фригии (Фригия – внутренняя область в Малой Азии). Фригия надела на Митру фригийский колпак, и включила в обряды ужасную «тавроболию» — окунание в кровь здорового молодого бычка. С течением времени эта кровавая церемония стала самым центром и кульминацией митраистского ритуала, и оказывала глубокое впечатление на орды бедных рабов и невежественных людей, которые стекались в «митрейи» — так назывались храмы поклонения Митре.

Митра так и не смог обосноваться в Греции (то же самое можно сказать о Египте, где конкуренция между религиями была очень жесткой), но так получилось, что он позаимствовал кое-что из греческого искусства. Неизвестный греческий скульптор, один из блестящих гениев своего народа, сделал статую Митры, которая впоследствии сложила ортодоксальным изображением божества. Митра изображен как юноша, переполненный жизненной силой. Его мантия откинута назад, на голове – фригийский колпак… Митра изображен в момент убийства быка.

В течение сотен лет эта статуя была для набожных митраистов тем же, чем сейчас распятие является для католиков.

Эта скульптура во многом открыла Митре путь на Запад, ибо до сих пор его образы представали в искаженном и отталкивающем виде, характерном для восточной религиозной скульптуры.

Люди Востока, среди которых родился Митра, всегда были восприимчивы к мрачному величию и религиозному ужасу, но не имели способности создавать такие красивые изображения, как греки.

После завоеваний Александра Македонского культ Митра стал выкристаллизовываться. Он получил свое ортодоксальное богословие, свою церковную систему, свои мистерии и обряды, свою картину Вселенной, в конце жизни которой наступал великий Судный день.

Многие вещи были встроены в религию Митры. Там были волнующие церемонии для толпы, много мистики для набожных людей, механизм спасения для робких, программа воинской деятельности для доблестных и высокая этика для высших классов.

У митраизма была история, традиции, священные книги и огромный импульс от поклонения миллионов и миллионов людей следи отдаленных и рассеянных племен.

Таким образом снаряженный и вооруженный молодой бог и его религия вошли сложный мир, известный, как Римская империя.

Митра в Риме

Когда Митридат Евпатор, который ненавидел римлян так же сильно, как Ганнибал, и который воевал с ними три или четыре раза, потерпел окончательное поражение в 66-м году до новой эры, его Понтийское царство было уничтожено, а рассеянные остатки армии укрылись среди разбойников и пиратов Киликии. Повсюду они уносили с собой обряды и доктрины митраизма. После этого «солдаты республики Тарс», которую организовали эти разбойники, отправились грабить и сражаться по всему Средиземноморью.

Самая древняя из надписей о митраизме, сделанная волнооотпущенником Флавием, сделана примерно в это время.

Со временем Митра привлек к себе на службу гораздо более боеспособную армию миссионеров – сирийских купцов. Они передвигались по всей Римской империи, как челноки по ткацкому станку, и всюду несли с собой доктрину митраизма.

Рабы и вольноотпущенники на каждом шагу становились митраистами. Правительственные чиновники, особенно из низших чинов, при любой возможности воздвигали алтари Митре. Но величайшим из пропагандистов культа стали солдаты римской армии.

Митра, как говорили, любил вид сверкающих мечей и развевающихся знамен. Он неутомимо взывал к солдатам, а те были преданы ему, как любому командиру на поле боя. Пришло время, когда каждый римской военный лагерь обладал храмом Митры.

Постепенно культ Митры стал проникать и в самые высшие слои общества. Антоний Пий, тесть Марка Аврелия, воздвиг храм Митре в Остии, морском порту Рима. За исключением Марка Аврелия и может быть еще парочки римских императоров все цезари были преданы Митре.

Особенно прославился преданностью Митре император Юлиан, который даже был прозван отцами церкви «Отступником».

Но почему великие люди, наряду с философами и литераторами, принимали поклонение чужому богу, завезенному из Сирии? Почему они приняли религию рабов и головорезов?

Ответ легко найти: Митра любил сильных мира сего. Его жрецы заявляли, что сам Митра стоял по правую руку от правителей – как на троне, так и вне его.

Конечно, эти священники придумали «божественное право королей». Чем больше массы поклонялись Митре, тем полнее был имперский контроль над массами. Это была хорошая политика для императоров. Наступило время, когда каждый император изображался скульпторами и художниками с нимбом вокруг головы. Этот нимб принадлежал Митре.

Нимб изображал собой молодое и энергичное солнце.

После эпохи римских императоров этот обычай перешел к папам и епископам римско-католической церкви.

Митраизм распространялся по миру с удивительной быстротой. От Северной Африки и глубин Сахары – через Геркулесовы Столпы в Англию вплоть до Шотландии, через Ла-Манш во Францию и Германию, и так вплоть до Дуная.

Одним из центров поклонения Митре был Лондон. А самое большое число храмов Митре было обнаружено в Германии. Эрнст Ренан сказал, что если бы христианство стало жертвой смертельной болезни, то митраизм очень легко мог бы стать религией западного мира. Возможно, сейчас люди молились бы Митре и крестили своих детей в бычьей крови.

Конечно, культ изменялся, чтобы успешно распространяться по всей Римской империи.

Вкратце, можно сказать, что мистерии митраизма зародились среди первобытных иранских племен. Вавилонские мудрецы создали такую вещь, как астрология. Далее учение насытилось мощными обрядами из Малой Азии. В руках греческих философов и художников оно обрело лоск, и наконец стало мировой религией среди римлян.

Митраизм достиг своего апогея во втором веке новой эры, пошел на спад в четвертом и полностью исчез в пятом веке – за исключением кусочков и обломков, вошедших в несколько новых культов, таких, как манихейство.

Теория и практика митраизма

После победы над своим ненавистным противником раннехристианская церковь разрушила все, что было связано с митраизмом. Не так уж много известно о некогда победоносной религии.

Немногие фрагменты были собраны в книге доктора Франца Камонта, чьи сочинения так возмутили римско-католическую иерархию, что она поместила их в «Индекс запрещенных книг».

Итак, рассмотрим доктрину митраизма. Благочествый митраист верил, что за всем грандиозным замыслом Вселенной стоит великое и непознаваемое божество. Это божество зовут Ормузд (от слов Ахура Мазда, бог Мазда). Митра является сыном Ормузда.

Душа, предназначенная для своей темницы из плоти, покидает присутствие Ормузда, нисходит в низшие сферы через врата созвездия Рака и проходит через сферы семи планет, в каждой из которых она подбирает некоторые функции, способные для использования на Земле.

После пребывания на Земле душа посредством таинств и дисциплины подготавливается к повтороному восхождению после смерти. На обратном пути она повергается великому испытанию – суду перед Митрой.

Покидающий этот мир проходит через семь планетарных сфер, и наконец через врата созвездия Козерог приходит к экстатическому единению с источником всего сущего.

В митраизме существует также концепция вечного ада, куда отправляются те, кто был неверен Митре. Бесчисленные демоны, дьяволы и невидимые монстры бушуют там повсюду.

Планеты, оказывающие доброе или злое влияние на человека, скорее всего, пришли из вавилонского культа астрологии.

Жизнь митраиста воспринималась как долгая битва, в которой он с помощью Митры вел войну против принципов и сил зла. В начале своей  жизни верующего он очищался крещением (окунанием), и в ходе жизненного пути получал силы посредством таинств и священных трапез.

Воскресенье у митраистов было священным днем, а 25-го декабря начинался сезон торжеств.

Митраистские жрецы были организованы в ордена, и считались обладающими сверхъестественной силой.

Считалось, что Митра когда-то пришел на Землю, чтобы организовать своих последователей в армию Ормузда. И он действительно сражался с Духом Зла в пещере, причем Дух Зла принял форму быка.

Митра победил своего противника, а затем вернулся на свое место на небесах, в качестве предводителя сил праведности и судьи мертвых.

Все митраистские церемонии были сосредоточены вокруг момента убийства быка.

Древние отцы церкви видели много точек соприкосновения между этим культом и христианством, поэтому приняли теорию, что митраизм – фальшивая религия, придуманная Сатаной, чтобы уловить заблудшие души. Время доказало, что они были неправы, поскольку митраизм отличается от христианства так же, как день отличается от ночи.

Что общего между митраизмом и масонством?

Масонские писатели часто заявляли, что видели много сходства между митраизмом и масонством. Альберт Пайк заявлял однажды, что масонство – это современный наследник древних мистерий.      

С этим изречением я не могу согласиться. Существуют сходства между нашим братством и древними тайными культами, но большинство из них носят поверхностный характер и имеют отношение к внешним проявлениям обряда или организации, а не к внутреннему содержанию.

Когда сэр Самуэль Дилл (масонский писатель конца 19-начала 20 века) описал митраизм как «священное масонство», он использовал это выражение в очень широком смысле.

Тем не менее сходство поражает. Прежде всего, к членству в культе допускались только мужчины. Сотни надписей, дошедших до нас, не упоминают ни одной жрицы, инициированной или жарительницы.  В этом митраистские храмы отличались от коллегий античных божеств, которые принимали от женщин помощь или деньги.

Членство в культах митраизма было весьма демократическим. Рабы свободно допускались, а вольноотпущенники часто занимали значительные должности.

Членство обычно делилось на семь классов (степеней), каждая из которых имела свои собственные символические церемонии.

Инициация была венцом опыта каждого члена культа. Он надевал символическое одеяние, принимал обет, проходил через окунания (крещения), а в старших степенях ел священные блюда вместе со своими товарищами.

Великое событие года – купание в крови быка – должно было объединять верующих с самим Митрой.

Во главе культа было драматическое изображение умирающего и воскресающего божества. В глубине каждого митреума стояла табличка с изображением Митры, убивающего быка.

Митреум – храм митраистов – обычно представлял собой пещеру, где Митра вел свою борьбу с Духом Зла. Вдоль каждой ее стороны тянулись скамьи, на которых сидели члены совета. Каждый митреум имел своих президентов, офицеров и попечителей.

Каждый митраист называл другого митраиста «братом». Храмы были небольшими – если число их увеличивалось, то верующие просто основывали новые храмы.

Манихейство, как я уже говорил, было создано из пепла митраизма. Святой Августин, который так много сделал для создания структуры римско-католической церкви, на протяжении своей молодости был ярым манихеем, что не могло не оставит следов древнеперсидского учения в христианстве.

Из манихейства произошло павликианство, а от него – катары, вальденсы и гугеноты. Эхо старого митраизма существует по всей Европе.

Бесспорно, что и в масонстве можно найти эхо мистерий Митры. Древние мистерии были лучшим, что появилось в римском мире. Они стояли за равенство в жестком аристократическом и классовом обществе, они давали убежище бедным среди людей, которые мало занимались благотворительностью…

Конечно, можно сказать, что масонство происходит из античных мистерий, однако трудно установить его прямое происхождение от этих великих культов.