Мир эзотерического масонства

Краеугольный камень Храма царя Соломона

Текст составлен ложей «Четверо коронованных», 1985 год

Ритуал проводиться в присутствии «не посвящённых» в масонское братство.  

Перевод Александра Рыбалка

Наконец настал день, когда царь Соломон должен был заложить краеугольный камень своего Храма. В течение утра храмовые священники совершили жертвоприношения, и по всей стране были созданы масонские ложи, чтобы каждый масон, в соответствии со своим градусом, посещал свою ложу. Солдаты в своих великолепных мундирах, а также люди всех сословий и профессий толпились на улицах. Никогда на улицах Иерусалима не собиралось такое множество людей, радостно и мирно ожидающих славного события.

За час до полудня царь Соломон и его гость Хирам, царь Тирский, подошли к горе Мория, сопровождаемые дворцовой стражей. Подойдя к подножию горы, два суверена спешились с коней и дальше двинулись пешком. В этот момент к ним подошел великий мастер Хирам Абифф, приветствуя их как Великих Магистров масонства.

Они облачились в фартуки из овечьей шкуры.

Согласно масонской традиции, Вторая Великая Ложа или Священная Ложа была основана на Святой земле горы Мория под руководством Великих мастеров – царя Соломона, Хирама Абиффа и Хирама, царя Тирского.

Легенда говорит, что на горе Мория был сотворен Адам.

Позднее гора Мория принадлежала двум братьям. Однажды один из братьев вечером сказал жене:

— Мой младший брат не справляется с работой на своем участке. Подкину-ка я ему несколько уже собранных снопов – пускай ему будет полегче!

Младший же брат, холостой, подумал:

«У моего старшего брата есть семья и долг перед ней. Подкину-ка я ему пару снопов!»

Они так и сделали, но утром увидели, что общий счет снопов не изменился!

Это повторялось несколько дней, пока оба брата не встретились ночью за перекидыванием снопов друг другу. С тех пор земля горы Мория (Храмовой горы) стала символом братской любви и альтруизма.

Однако вернемся к церемонии закладки краеугольного камня. Длинная процессия масонов отделилась от толпы, и под предводительством трех Великих Мастеров отправилась к верхней части горы.

В северо-восточном углу площадки они подошли к бронзовой платформе, на которую уселись три мастера. Масоны выстроились особым образом – ближайшие образовали треугольник, следующие – круг, и самые дальние – квадрат. Все вместе они покрыли всю площадь Храма. Хирам Абифф стоял в геометрическом центре.

После торжественной паузы Хирам Абифф сказал царю Соломону:

— Уже полдень!

После этих слов царь Соломон поднял правую руку, в которой был сжат молоток из черного дерева и ручкой из слоновой кости, и дал три удара по камню, лежащему перед ним. Воцарилась тишина, которая была столь же глубокой, как тогда, когда вокруг Храмовой горы не было никакой жизни.

Но вот раздались новые удары молотка. Это мастера ближайших лож услышали сигнал царя Соломона. Таким образом этот сигнал передавался все дальше и дальше, из долины в долину. Всюду, где стучали свободные сердца масонов, где присутствовала братская любовь.

Этот стук дошёл до самого Ливана, туда, где были срублены кедры и вытесаны из скалы камни, из которых построили Храм. Вперед, по направлению к плотам, которые перевозили камни.

Этот стук раздается и в наши дни. Мастер ложи отвечает на стук молотка царя Соломона, и с его помощью призывает нас к масонской работе.

И тогда заговорил царь Соломон:

— Мы собрались здесь во имя Великого Архитектора Вселенной, чтобы засвидетельствовать, что изобилие и таланты, которые он дал нам, используются для служения Ему. Мы собираемся заложить краеугольный камень величайшего храма, который когда-либо был воздвигнут во славу Его. Принято, что при закладке камня на нем вырезают памятные имена. Хирам Абифф предложил вырезать имя царя. Я предложил вырезать имя архитектора. Когда мы обсуждали эту идею, царь Хирам Тирский предложил нам вырезать имя Всевышнего. Но, братья мои, Бог уже написал свое имя на небесах, горных склонах и руслах рек. Он поставил свою метку на зверях и птицах, а главное – в сердцах людей. Поэтому Великий Архитектор Вселеной не нуждается в том, чтобы его имя написали еще и на краеугольном камне.

А какую дату выгравировать на камне?

— Год правления царя, — сказал Хирам Абифф.

— Год строительства, — предложил я.

Наконец, мудрый Хирам Тирский предложил выгравировать небесную дату.

Но какое число сейчас на небе?

Поэтому мы решили оставить камень без даты.

А что спрятать в камне? Кошель, полный золотых монет? Но все золото в мире принадлежит Всевышнему.

Статую человека, выполненную из драгоценных металлов? Но все люди принадлежат Богу. Он благословляет праведников, пока нечестивые сидят в отчаянии одиночества.

Должны ли мы поместить в камень священные писания? Но результатом станет только то, что только те, кто придут разрушить Храм, смогут получить доступ к истине. Кто прячет истину, тот задерживает распространение мудрости.

Должны ли мы спрятать в камне документы масонства? Но их еще не существует! Мы пророчествуем о грядущих великих и славных событиях, начале грандиозной эры человечества. Но пока мы еще новорожденные, с пустыми руками.

Братья, для этого великого Храма мы заложим краеугольный камень без даты, имени и пустой!

Затем Соломон опустился на колени и попросил Божественного благословения для своего народа и для всех масонов. Пока звучала музыка и хор тысяч голосов, масоны установили краеугольный камень на место.

Царь Соломон передал уровень Великому мастеру Хираму Тирскому, а отвес – Великому Мастеру Хираму Абиффу. Он сказал при этом:

— Держите эти инструменты, и используйте их для окончания строительства, пока я не пришлю за ними.

С помощью угольника царь Соломон осмотрел каждый угол камня, и, повернувшись к каждому из четырех направлений, объявил, что камень квадратный. Затем Хирам Тирский проверил камень с большой осторожностью и объявил, что он совершенно ровный.

Приблизившись к камню, царь Соломон посыпал его зерном, говоря:

— Да пребудет изобилие в этой стране для моего народа и для всех верных членов братства.

И братья ответили:

— Да будет так!

В то время, когда царь посыпал зерно, то же делали мастера ближайших лож, и таким образом это собщение распространилось во всем мире. И ответ братьев был таков, что даже моряки в мире напрягали слух и прислушивались.

Затем к камню подошел царь Тирский, полил его вином и сказал:

— Да пребудет счастье со всеми вами. Пусть Всемогущий объединит всех людей, чтобы он мог управлять миром, объединенным дружбой и братской любовью.

И братья ясными голосами воскликнули:

— Да будет так!

И вскоре вино заискрилось в каждой ложе, близкой и далекой.

Затем к камню подошел Хирам Строитель, налил немного благовонного масла и сказал:

— Да будет мир с Востока на Запад, с Юга на Север. Пусть братья защитят вдову, сыновей вдовы и всех тех, против кого судьба проявила свою жестокую силу. Пусть добро займет место зла во всех странах мира.

И братья воскликнули:

— Да будет так!

И благовонное масло разлилось во всех ложах, где собирались каменщики.

Ответ братьев слышался как голоса со звезд.

Затем Соломон помолился, обратившись в сторону Запада, где заходило Солнце. После этого он  торжественно дал три удара молотком по камню, и этот стук был повторен во всех ложах. Когда царская рука коснулась камня, сердце каждого каменщика как будто было затронуто постоянно расходящимися волнами.

Сегодня наши мастера продолжают этот же стук Соломона, и их священная клятва никогда не умрет.