Зодческие работы Эзотерическое масонство

Возвышенный Негоциант Лангедока

250-летняя история Египетского масонства оставила после себя огромное количество Уставов и отдельных посвятительных ритуалов, чему способствовала его слабая централизации и ориентированность на изучение максимально разнородных эзотерических традиций и личный мистический опыт. Однако лишь малая часть ритуального наследия Вольных Каменщиков Египта сохранилась до наших дней в относительной целости, во многих же случаях (по предварительным оценкам, это касается примерно трети инициатических ритуалов из ста, входящих, например, в систему A.P.R.M.M.) нам приходится довольствоваться лишь краткими пересказами легенд градусов, описаниями облачения и убранства Храма, списками паролей, пожатий и знаков, Табелями и другими уцелевшими деталями, а также более поздними комментариями исследователей масонства. Помимо уже упомянутой слабой централизации отдельных египетских Уставов, это вызвано рядом других причин, как внутренних, так и внешних. Среди них можно назвать, например, относительную замкнутость и малочисленность Египетского масонства, а также активное участие его представителей в социальной жизни XIX-XX века, что часто приводило к репрессиям со стороны монархических, авторитарных и тоталитарных властей. И если в Шотландских градусах мы всегда можем опереться на бережно сохранённые ритуалы первых 33 градусов, лишь снабжая их, по мере возможности и необходимости, дополнительным эзотерическим символизмом, относительно более высоких градусов это не всегда работает.

С одной стороны, такие огромные пробелы в ритуальной лестнице от 34° и выше могут смущать, приводя к тому, что многие градусы приходится передавать «по коммуникации», а не ритуально, что ограничивает инициатический опыт посвящаемых и усложняет осмысление и прочувствование отдельных ступеней. С другой — такая ситуация предоставляет прекрасную возможность для личных изысканий и ритуального творчества, позволяя пытливым умам по крупице собирать информацию о том или ином градусе из источников по истории масонства, материалов родственных Уставов и аутентичных традиций, на символизме которых основан тот или иной градус (что в наше время сделать гораздо проще, чем два века назад).

Первый градус, в котором мы сталкиваемся с подобной проблемой, — 36-й, носящий в нашей традиции название «Возвышенный Негоциант». Он содержится в некоторых версиях Уставов Мемфис и Мемфис-Мицраим, включающих от 95 до 100 градусов, однако информация по нему крайне скудна даже в закрытых внутренних источниках. Опираясь на краткое (всего в 20 строк, из которых примерно две трети — «тайны градуса», не публикующиеся открыто) описание из такого источника, Александр Рыбалка, недавно отошедший на Восток Вечный Великий Иерофант нашего Устава, приводит в своей книге «Табели Египетского масонства Калиостро. Тайны ста степеней» Табель градуса и следующий комментарий:

Работа в этой степени посвящена геометрии и астрономии; очистке четырёх элементов и осознанию единства Бога. Неофит получает знания о глубокой внутренней связи между мировыми религиями. Он узнаёт о связи между патриархом Авраамом и Брамой, между праматерью Сарой и Сарасвати. На табеле вы видите изображение Брамы, на котором написано Непроизносимое Имя Всевышнего — Тетраграмматон.

Из того же источника мы узнаём, что ритуал градуса:

  • создан в 1870 году;
  • состоит из трёх ступеней (в английском тексте используется слово «grades», тогда как масонские градусы от Ученика до Великого Генерального Иерофанта названы «degree»), или станций («points») — Верующий, Избранный и Совершенный;
  • имеет отношение к древним астральным культам Вавилона, Халдеи и Сидона;
  • и цитирует фрагмент из Корана, где Ибрахим (Авраам) выступает против поклонения звёздам и идолам (вероятно, имеются в виду 81-113 аяты суры 37 «Ас-Саффат», или «Выстроившиеся в ряды»).

Название 36 градуса может показаться странным для тех, кто знаком с системой Египетских градусов, поскольку степени с 34 по 95 относятся к «герметическим», «гностико-герметическим» или «эзотерическим» и, как правило, связаны с той или иной религиозной, мифологической, мистериальной, оккультной или аналогичной парадигмой; тогда как слово «негоциант» означает всего лишь «купец, торговец, коммерсант, предприниматель», — то есть, казалось бы, никак не связано с эзотерикой.

Подсказку может дать тот факт, что слово «негоциант» («négociant») имеет французское происхождение, а также, в большей степени, название «ступеней», или «станций» этого градуса. Как известно, «Верующими» («credentes») назывались альбигойские миряне, тогда как название «Совершенных» («perfecti») носили их священнослужители или наставники; термин же «Избранные» иногда приводится как синоним «Совершенных», но иногда, с отсылкой к манихейству, от которого восприняли свою традицию альбигойцы, или катары, указывается как младший чин священнослужителей. При этом наиболее крупная, развитая, активная и известная община катаров находилась в Лангедоке (Окситания), присоединённом к Франции в ходе Альбигойского крестового похода.

Интересно, что катары не были закрытой религиозной общиной или тайным обществом, а представляли собой религию всех слоёв населения Лангедока и некоторых других регионов Западной Европы XII-XIII веков, включая знатные и зажиточные роды. Так, описывая последствия Альбигойских войн, Сергей Реутов в книге «Тайные общества. За кулисами власти» (глава «Трагедия Монсегюра») пишет:

Тридцать пять долгих лет шла война с приверженцами ереси, цветущая земля превратилась в руины. Не желавшие покориться Франции и Риму южане гибли целыми семьями — кто на виселице, кто на костре. Были уничтожены представители знатнейших домов Окситании. Гордые, духовно чистые, они предпочитали умереть, чем жить под французской короной. После изгнания еретиков приостановилась торговля — ведь многие состоятельные негоцианты принадлежали к катарской церкви. Дворянство под тяжёлой рукой французской администрации затаилось, лелея надежду о мести. Катары ушли в подполье, «совершенные» только по ночам выбирались из своих убежищ, чтобы совершить моления. Они существовали лишь на подаяния доброхотов и питались в основном дикими плодами и ягодами. Одни только трубадуры открыто исполняли песни, полные ненависти к французскому королю, римской церкви и духовенству.

Очень показательным в данном контексте является и упоминание трубадуров, учитывая их роль в распространении вероучения катаров, — ведь не только Идрис Шах [«Суфии» — гл. «Вероучение любви»], но и более академичные авторы [Найман А. Г. О поэзии трубадуров: вступительная статья // Песни трубадуров: антология / Пер. со старопровансальского, сост., примеч. А. Г. Наймана. — М.: Наука: Главная редакция восточной литературы, 1979] связывают их с суфийскими орденами ислама и арабо-персидской поэзией. Это важно, учитывая цитируемые в ритуале градуса аяты Корана, — довольно редкое явление для масонства, гораздо более ориентированного на иудаизм и христианство, а в «эзотерических» градусах — на мистериальные традиции язычества и гностицизма. В дополнение к этому, суфизм, как и манихейство, является своего рода «мостом» между «дхармическими» религиями Индии и «авраамическими» религиями Европы и Ближнего Востока, что возвращает нас к изложенным в описании Табеля параллелям между именами Авраама (точнее было бы сказать «Ибрахима») и Сары, с одной стороны, и Брамы и Сарасвати — с другой (хотя, конечно, выявление этой параллели можно списать и на «теософский ренессанс» конца XIX века). А слова про ненависть окситанских трубадуров «к французскому королю, римской церкви и духовенству» находят свой отклик и во многих масонских ритуалах — правда, больше с отсылками к тамплиерам, чем к альбигойцам.

Не вдаваясь в выходящие за рамки этой Зодческой рассуждения, можно резюмировать сказанное, с высокой уверенностью заявив, что градус «Возвышенный Негоциант» носит определённо альбигойские черты с отсылками к манихейству, суфизму и индийскому мистицизму. Даже если архивные исследования не помогут обнаружить утраченные масонские ритуалы посвящения в этот градус, их можно восстановить на основе аутентичного катарского ритуала Consolamentum, встроенного в масонских контекст и снабжённого подобающим символизмом. Ещё более важно, что аналогичным способом, совмещая изыскания в области аутентичных традиций с ритуальными наработками многих поколений масонства, можно восстанавливать и другие утраченные страницы масонской инициатической системы.