Мир эзотерического масонства

Откуда растут «масонские ноги» Пелевина?

Александр Рыбалка

В творчестве каждого писателя наступает такой момент, когда ему нужно сменить тему. Причем сделать это вовремя.

Многие годы Пелевин писал о буддизме, сказав на эту тему все, что только можно. Первое буддийское произведение Пелевина – роман «Чапаев и пустота» — был с энтузиазмом встречен читающей публикой. Однако романы писались, а парадигма не менялась.

И вот несколько лет назад Пелевин открыл для себя масонство – и тут же разродился двухтомником «Смотритель». Пожалуй, это лучшее из произведений Пелевина (при общем чрезвычайно высоком уровне писателя). Для людей, понимающих в эзотерическом масонстве, оно может считаться документальным – для всех остальных же это мистическая фантастика.

Продолжением «Смотрителя» — точнее, масонской темы в творчестве автора – может считаться повесть «Храмлаг». Она, хотя и выглядит документальной, на деле представляет собой вымысел автора.

В «Храмлаге» рассказывается о том, как Советская власть вылавливала масонов и ссылала их на Новую землю – чтобы там, в специальном масонском лагере (его именовали «Храмлагом»), братья осуществили Великое Делание.

Великое Делание было осуществлено – вот только результаты его сильно не понравились Советской власти… И тогда на масонский лагерь сбросили Царь-бомбу (1961-й год, сто мегатонн).

В сборнике «Лампа Мафусаила», куда вошла повесть «Храмлаг», можно различить буддийские следы – скажем, из кожи главного героя (точно ли из нее?) делают лампу, проходя через которую свет оставляет на стенах тени – тексты лагерной газеты «Под вой пурги»…

Роман «Тайные виды на гору Фудзи», вышедший в прошлом году, новых лавров писателю не принес. Реакция скорее была кислая: «Ну сколько можно про буддизм?»

И вот в новом сборнике «Искусство легких касаний» Пелевин опять возвращается к масонской теме.

Тут позволю себе небольшой спойлер: оказывается, масоны из «Храмлага» не погибли! Они спаслись, и играют в «Искусстве легких касаний» важнейшую роль.

Надо сказать, что и сам автор прошел в масонстве немалый путь. Если в «Смотрителе» он как бы наблюдал за масонами со стороны, то в «ИЛК» уже на вопрос: «Почему два рога?» отвечает примером, понятным как минимум подмастерьям – и совершенно очевидным старым масонам «со стажем».

«Искусство легких касаний» описывает уже не просто ритуальную масонскую работу, а то масонское закулисье, которое видно только профессионалам – включая масонские съезды, куда проникает главный герой Голгофский («Пиджачишко на мне рваный, градусишко небольшой!» — иронизирует он), а также создание химер и использование горгулий.

Не вдаваясь в подробности самого романа, дабы не портить удовольствие читателям, проясню несколько тонкостей, понятных узкому кругу людей.

Главный герой романа, исследователь Голгофский (он уже появлялся в короткой повести Пелевина «Некромент» и в «Храмлаге») составлен из образов двух людей – философа Дмитрия Евгеньевича Галковского (он одно время сильно интересовался масонской тематикой, и даже сфотографировался в регалиях 18-го градуса), и публициста Константина Крылова.

У Галковского существует теория, будто всем миром, или по крайней мере Россией, тайно правят англичане. Эту же версию, по крайней мере в ироническом ключе, часто высказывает и Крылов.

Крылов – замечательный полемист, и многие  его риторические приемы используются в «Искусстве легких касаний». При этом Крылов совершенно не интересуется масонством, в отличие от Галковского. Философа и журналиста удалось сплавить в совершенно блестящий гибрид (я бы сказал, химеру) – Константина Голгофского.

Голгофский расследует убийство генерала ГРУ, который жил на соседней даче – и совершенно неожиданно натыкается на следы древней оккультной практики, который ведут из Древнего Египта прямиком в наши дни.

При этом Пелевин правильно отмечает, что древнеегипетская линия современного масонства ведет свое начало не из изначального, а из эллинистического Египта. И очень хорошо показывает работу так называемых «масонских конференций», где собираются почти исключительно масоны – но могут присутствовать и приглашенные гости. Хороший пример – ежегодная конференция в Канонберри, под Лондоном, посвященная истории масонства. Сейчас она, к сожалению, уже не проводится – но не исключаю, что там (или на подобной конференции) мог побывать и Пелевин. Особых секретов вы на таких конференциях не услышите, но можете вплотную пообщаться с масонами.

С масонской конференции Голгофский заглядывает в секретные лаборатории ГРУ (ну или какой-то другой загадочной конторы), и даже подсматривает внутренним оком тайные операции «Анненербе». И все это сопровождается легким подшучиванием – иногда ловишь себя на мысли, что Крылов вполне и сам мог бы написать такую книгу, без участия Пелевина…

В «Искусстве легких касаний», как упоминает автор, сокращены множество длинных и нудных отступлений – «полемика с лицами, большинство из которых умерли еще в девятнадцатом столетии». Можно считать, что отступления принадлежат перу  Галковского – философ известен несколько тяжеловесным научным стилем и яростной полемикой с лицами, о которых не подозревает широкий читатель и большинство узких.

В конце книги выясняется, что вся головокружительная интрига была затеяна «одним старым масоном». Полно, уже не Мафусаилом ли? Правда, «Храмлаг» сообщает нам, что «Мафусаил умер от цинги в 1956 году, не дожив до XX съезда всего две недели», но надо понимать, что это пишет автор от лица Голгофского – а тот черпает сведения в закрытых архивах ФСБ, и мог сделать неверный вывод. Скорее, в 1956-м году просто перестали поступать агентурные сообщения из «Храмлага»!

Кстати, тут проявляется еще один прототип Голгофского – историк Андрей Никитин. Этому исследователю удалось собрать в архивах КГБ материалы, посвященные существовавшим в 30-х годах прошлого века в СССР эзотерическим парамасонским орденам. По материалам архивных исследований вышли книги Никитина: «Эзотерическое масонство в Советской России», «Розенкрейцерство в Советской России», «Легенды российских тамплиеров»…

Есть идея, каким образом с этой традицией мог соприкоснуться Пелевин – не по книгам, а лично. В 80-е годы архивы одного из парамасонских орденов – «эзотерического масонства Белюстина», если быть точным  — попали к сотрудникам журнала «Наука и религия». Некоторые из этих сотрудников, чрезмерно увлекавшихся только одним из аспектов журнала  — а именно религией – познакомились с Марией Дороговой, последней хранительницей «российского эзотерического масонства», которое она передавала под названием «Орден Востока». После смерти Дороговой в 1986-м году часть ее архивов попала в сейф журнала «Наука и религия», где с ними мог ознакомиться Пелевин, который в 80-х активно сотрудничал с журналом.

Состоит ли сейчас Пелевин в одной из лож? Не могу ни подтвердить, ни опровергнуть этого факта. «За» говорит глубокое понимание и погруженность в тему масонства. «Против» — то, что никто из русскоязычных масонов не пересекался с ним на масонских путях…

Позволю себе высказать еще и такую гипотезу – Пелевин, очень способный к языкам, может состоять в какой-то из лож Восточной Европы. Например, в Чехии. Там, разумеется, знают, что их брат – русский писатель, но не представляют себе реальных масштабов его популярности.

В целом же «Искусство легких касаний» (сокращенно – «ИЛК», что означает в переводе с английского «лось») – книга безусловно интересная, захватывающая. Масонов она заставит глубже задуматься о смысле мистерий, а рядовых читателей – просто счастливо вздохнуть: «Эх, сколько же еще есть загадочного на свете!» И не то чтобы всерьез рассчитываешь там побывать…

Стоп, это уже было в книге «Чапаев и Пустота». А пока автор вышел на новый уровень. Что значит «быть на уровне» — масонам и так понятно, а остальным предлагаю заглянуть в «Храмлаг».